Печь, как понятно, понятие вместительное. Спецы этой самобытной строительной области различают огромное количество конструкций, созданных для определенных, при всем этом часто совсем различных целей. Вместе с обычным делением на те же отопительные, банные печи и камины в каждом из частей они способны перечислить впечатляющий ряд моделей, принципно отличающихся друг от друга.

Естественно, на филистерском уровне все смотрится куда как проще. Большая часть из нас навряд ли представляют для себя различия в отопительно-варочной печи, допустим, конструкции В. А. Потапова либо И. Ф. Волкова. И определение «плита на шанцах с духовкой» для многих будет менее чем пустой звук. Все же, наверняка, даже самые непросвещенные в печных вопросах наверное представляют для себя, как смотрится традиционная российская печь. Либо та же несчастная «голландка». Во всяком случае, первую мы полностью способны нарисовать в собственном воображении, благодаря знакомству с русскими народными притчами. А без 2-ой, пожалуй, нереально представить для себя вид Петербурга еще не таких дальних времен. Так что поверхностное знакомство можно считать полностью состоявшимся. Но как, когда и для чего со временем изменялось их внутреннее устройство, внешний облик и часто, что уж скрывать, функциональное предназначение?

Корреспонденту журнальчика удалось повстречаться с человеком, который мастерски занимается печами, знает о их, без преувеличения, все и нередко консультирует профессионалов по хоть каким даже самым редким моделям. Семен Михайлович Миркис является членом Гильдии печников Санкт-Петербурга и знатным членом Гильдии печников Москвы, а по совместительству — составителем уникального справочника печника «Указатель проектов печей и каминов, размещенных в Рф за последние 100 лет» и создателем информационного печного веб-сайта http://mirkis.sitecity.ru В печном братстве имя его отлично понятно. Кстати, государь Миркис отлично соединяет работу за письменным столом с кладкой печей на объектах.

«По щучьему веленью…»

Всем нам с юношества знаком образ классической российской печи — впечатляющих размеров, белоснежно-белой, с трубой и горнилом, на которой любил лениться Емеля. Оказывается, таковой она была никак не всегда. Еще каких-либо 200–250 годов назад вид ее был совершенно другим. А именно, отсутствовала труба — топилась печь, что именуется, по-черному, другими словами весь дым шел в избу. Как смотрелась печь в то время, можно узреть в поселке Кобрино, посетив сохранившуюся избу-музей Арины Родионовны, няни А. С. Пушкина.

С. Миркис: Российские печи разделяются на две группы: классические, либо простые, и улучшенные. Обычная печь состоит из подпечья и горнила. Исходя из убеждений подогрева помещения такая модель оставляла вожделеть наилучшего. Дело в том, что низ печи не отапливался, потому в избе у пола и на лавках было холодно. Начиная со 2-ой половины ХIХ века русскую печь не один раз пробовали усовершенствовать. Так, пристраивали рядом плиту, позже встраивали ее в шесток, делая в нем дополнительную топку, на которой появился потом металлический настил, — готовить еду стало еще легче. Не считая того, к печи пристраивали разные отопительные щитки, и дымовые газы выпускали по каналам, направленным к полу, — в конечном итоге прогревался низ помещения. Нужно сказать, что усовершенствования длилось без конца. И пиковым моментом стал 1927 год, когда состоялся Всесоюзный конкурс на наилучшую русскую печь. Лауреатами его стали академик В. Е. Грум-Гржимайло и инженер И. С. Подгородников, представившие проект печи под заглавием «Теплушка», которая в следующие 10 лет послужила макетом для разработки целой серии печей от «Теплушки-2» до «Теплушки-15». Если разобраться, то наилучших проектов и не было.

Сейчас русскую печь можно повстречать не так и нередко, ну и то в деревнях. В городском обиходе она служит, обычно, стилизованным элементом, выделяющим определенную эстетическую направленность интерьера. Непременно, печь не утратила собственных главных функций, и в ней как и раньше можно разогреть горшочек щей либо расстегай с рыбой.

Также советуем прочитать: